Фуррор И Воздействие ИСЛАМСКОГО ПРИЗЫВА
Обмен учебными материалами


УСПЕХ И ВЛИЯНИЕ ИСЛАМСКОГО ПРИЗЫВА



Пророку, да благословит его Аллах и приветствует, было сказано:

“О закутавшийся! ~ Простаивай ночь (в молитве) за исключением малого … ”

(“Закутавшийся”, 1–2) И ему было сказано также:

“О завернувшийся! ~ Встань и увещевай … ”

(“Завернувшийся”, 1–2) И он встал и продолжал стоять более двадцати лет, неся на своих плечах бремя величайшего залога на земле, бремя всего человечества, бремя всего вероучения в целом и бремя борьбы в самых разных областях жизни.

Он нес на себе бремя борьбы в сфере человеческого сознания, погрязшего в иллюзиях и представлениях эпохи невежества (джахилийи), отягощенного мирскими устремлениями и опутанного узами страстей. Когда же сознание некоторых его сподвижников освободилось от нагромождений невежества и воздействия мирского, началось другое сражение в другой сфере, и даже не одно сражение, а череда непрерывных сражений с врагами призыва Аллаха, ополчившимися против него и против тех, кто в него уверовал, и страстно желавшими погубить этот чистый росток в самом начале, прежде чем он успеет вырасти, пустить корни в земле, обзавестись ветвями и дать тень другим сферам. Однако не успел он закончить сражения в Аравии, как на ее северных границах Византия стала готовиться к нападению на эту общину.

А между тем первое сражение, сражение за сознание людей, было еще не закончено, ибо это сражение будет длиться вечно. Ему не даст прекратиться шайтан, деятельность которого в глубинах человеческой души не прекращается никогда, что же касается Мухаммада, да благословит его Аллах и приветствует, то он доносил туда призыв Аллаха и вел упорную борьбу в самых разных сферах, несмотря на все тяготы жизни, преодолевая бесконечные трудности, проявляя исключительное терпение в любых обстоятельствах, простаивая ночи в молитвах, поклоняясь своему Господу, читая Его Коран и полностью посвящая себя Ему, как Он и велел поступать им.

В течение более чем двадцати лет посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, не прекращал вести жестокую битву, от которой его не могло отвлечь ничто, и в конце концов исламский призыв добился столь впечатляющих успехов в самых разных сферах, что это способно привести в изумление любого разумного человека. Этому призыву подчинился весь Аравийский полуостров, в результате чего остатки джахилийи исчезли с его горизонтов, а больные умы исцелились, и люди не только отказались от идолов, но и разбили их, и повсюду стали слышны голоса свидетельствовавших, что нет бога, кроме Аллаха, а в пустынях раздались призывы к молитвам, которые оживили их с помощью новой веры после того, как на север и на юг отправились чтецы, читавшие аяты Корана и осуществлявшие установления Аллаха.



Разрозненные народы и племена объединились, а люди отказались от поклонения рабам Аллаха и стали поклоняться Аллаху. После этого не осталось ни принуждающих, ни принуждаемых, ни господ, ни рабов, ни властителей, ни подвластных, ни притеснителей, ни притесняемых, ибо все люди стали рабами Аллаха и любящими братьями, выполняющими установления Аллаха, который избавил их от нетерпимости джахилиййи, ее высокомерия и похвальбы предками. Теперь преимущества друг перед другом арабов и неарабов, белых и черных, определялись только степенью благочестия, ибо все люди являются потомками Адама, а Адам был сотворен из праха.

Так благодаря этому призыву арабы смогли объединиться, и реальностью для них стали человеческое единство, социальная справедливость и обретение счастья в обоих мирах, все пошло по другому, лик земли преобразился, а весь ход истории и умонастроения людей изменились.

До обращения к людям с исламским призывом миром правил дух невежества, что приводило к внутреннему разложению и искажению ценностей и критериев. В мире получили распространение произвол и рабство, безумная роскошь и крайняя степень нищеты, и, несмотря на существование ниспосланных свыше религий, его покрывала собой пелена неверия, заблуждений и мрака, поскольку религии эти подверглись искажениям, лишились своей силы, утратили влияние на души людей и были заменены исполнением обрядов, в которых не осталось ни жизни, ни духа.

Однако когда в жизни человечества свою роль стал играть этот призыв, люди внутренне избавились от иллюзий, суеверий, рабства, духовного разложения и всяческой грязи. Человеческое общество было избавлено от произвола, несправедливости, развала, классовых различий, деспотизма правителей и унижений со стороны прорицателей и взялось за создание нового мира, основанного на умеренности, чистоте, свободе, познании, уверенности, вере, справедливости и достоинстве, что основывалось на упорном труде и имело своей целью улучшение жизни и обеспечение каждого тем, на что он имеет право.

Благодаря всем этим преобразованиям Аравия стала свидетелем такого благословенного подъема, которого она не видела с тех пор, как в этой стране поселились люди, и никогда еще ее история не была столь блестящей, как в этот уникальный период.

ПРОЩАЛЬНОЕ ПАЛОМНИЧЕСТВО

После завершения обращения к людям с призывом, доведения до их сведения послания Аллаха и создания нового общества, основывающегося на принципах чистого единобожия, и отрицании возможности обладания атрибутами Аллаха кем бы то ни было, кроме Него, и на послании Мухаммада, да благословит его Аллах и приветствует, пророк, да благословит его Аллах и приветствует, услышал своим сердцем тайный голос, извещавший его о том, что его пребывание в этом мире близится к концу, и когда посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, посылал Му‘аза, да будет доволен им Аллах, в Йемен в десятом году хиджры, среди прочего он даже сказал ему следующее: “О Му‘аз, возможно, что в следующем году ты уже не встретишь меня, и, может быть, придется тебе пройти в моей мечети мимо моей могилы”, и тогда Му‘аз, да будет доволен им Аллах, заплакал, покоряясь неизбежному расставанию с посланником Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует.

Аллаху было угодно показать Своему посланнику, да благословит его Аллах и приветствует, плоды его призыва, ради которого он в течение двадцати с лишним лет претерпевал всевозможные трудности, и дать ему возможность встретиться в окрестностях Мекки с людьми из различных арабских племен и представителями этих племен, чтобы они могли воспринять от него законоположения и установления Его религии и засвидетельствовать, что он выполнил то, что было ему поручено, довел переданное ему посланние до сведения людей и дал добрые наставления своей общине.

После того, как пророк, да благословит его Аллах и приветствует, объявил о своем намерении совершить хаджж, в Медину явилось огромное множество людей, каждый из которых желал принять участие в паломничестве под руководством посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует [1202]. В субботу, за четыре дня до конца месяца зу-ль-ка‘да пророк, да благословит его Аллах и приветствует, стал готовиться к отъезду[1203]. Он причесался, умастился благовониями, надел изар и накидку, пометил своих жертвенных верблюдов и двинулся в путь после полудня, добравшись до Зу-ль-Хуляйфы еще до наступления времени послеполуденной молитвы. Там посланник Аллаха совершил послеполуденную молитву в два раката и остался в Зу-ль-Хуляйфе до утра, а утром сказал своим сподвижникам:

– Сегодня ночью ко мне явился посланник от Господа моего и сказал: «Соверши молитву в этом благословенном вади[1204] и скажи: “Умратан фи хаджжатин”[1205]”».

Прежде чем приступить к полуденной молитве, посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, совершил полное омовение и облачился в ихрам, а Аиша, да будет доволен ею Аллах, умастила его голову и тело благовониями в состав которых входил мускус и которые были смешаны с зарирой[1206], и они толстым слоем покрывали пробор волос и бороду пророка, да благословит его Аллах и приветствует. Не трогая и не смывая благовоний, он надел изар и накидку, совершил полуденную молитву в два раката, а после этого объявил о совершении умры и хаджжа[1207] на месте своей молитвы. Потом посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, покинул это место, сел на свою верблюдицу по кличке аль-Касва и сказал: “Нет бога, кроме Аллаха!” /Ля иляха илля-Ллах!/ – продолжая повторять эти слова, когда она достигла пустыни.

Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, продолжал свой путь, пока не приблизился к Мекке. Он остановился на ночь в долине Зу Тува, а утром в воскресенье четвертого числа месяца зу-ль-хиджжа десятого года хиджры вошел в Мекку после совершения полного омовения и утренней молитвы. Таким образом, он провел в пути восемь дней, что для того времени составляло собой средний срок. Войдя в Запретную мечеть, пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сначала совершил обход вокруг Каабы, а потом – ритуальный бег между холмами ас-Сафа и аль-Марва, после чего не вышел из состояния ихрама, так как он совершал хаджж аль-киран и гнал с собой жертвенный скот. Затем посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, расположился в верхней части Мекки у горы аль-Хаджун, где и остался, совершив следующий обход вокруг Каабы только во время хаджжа.

Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, велел тем своим сподвижникам, которые не гнали с собой жертвенных животных, облачиться в ихрамы для совершения умры, совершить обход между ас-Сафой и аль-Марвой, а потом выйти из состояния ихрама, увидев же, что они колеблются[1208], посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: “Если бы я заранее знал то, что узнал потом, то не гнал бы с собой жертвенный скот, а если бы не было со мной жертвенного скота, то я и сам обязательно вышел бы из состояния ихрама!” – и после этого те, у кого не было жертвенного скота, вышли из состояния ихрама, подчинившись посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует.

В восьмой день месяца зу-ль-хиджжа /йаму-т-тарвийа/ посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, направился в Мину, где совершил полуденную /зухр/, послеполуденную /‘аср/, закатную /магриб/, вечернюю /‘иша/ и утреннюю /фаджр/ молитвы, а потом подождал немного до восхода солнца и двинулся к Арафату, где для него уже была поставлена палатка у Намиры. В этой палатке пророк, да благословит его Аллах и приветствует, оставался до полудня, а потом велел, чтобы ему приготовили его верблюдицу аль-Касву, и на нее надели седло. После этого он спустился в вади, где вокруг него собралось сто двадцать четыре или сто сорок четыре тысячи человек, к которым он обратился с нижеследующей проповедью:

– О люди, слушайте мои слова, ибо, поистине, не знаю я, может быть, после этого года я уже никогда не встречу вас больше на этом месте![1209]

Поистине, ваша жизнь и ваше имущество должны быть для вас столь же священными, сколь священным является этот ваш день, в этом вашем месяце в этой вашей стране. Поистине, отменяется все, что было во времена джахилийи, и отменяется месть за кровь, пролитую во времена джахилийи, и прежде всего я отменяю месть за кровь Ибн Раби‘а бин аль-Хариса, искавшего кормилицу в племени бану Са‘д и убитого Хузайлем. И отменяется ростовщичество времен джахилийи, как и все расчеты по взятому у ростовщиков в долг, и прежде всего я отменяю все то, что люди задолжали Аббасу бин Абд аль-Мутталибу.

И бойтесь Аллаха в том, что касается женщин, ибо взяли вы их как то, что доверено вам Аллахом, и сделали их дозволенными для себя по слову Аллаха. Вы вправе требовать от них, чтобы они не позволяли садиться на ваши ложа тем, кто вам не нравится, а если они сделают это, то бейте их, но не жестоко, они же вправе требовать от вас, чтобы вы достойно кормили и одевали их.

Я оставил среди вас Книгу Аллаха, благодаря которой вы никогда не собьетесь с пути, если будете крепко держаться ее.[1210]

О люди, поистине, не будет пророка после меня и не будет общины после вас[1211], так поклоняйтесь же вашему Господу, совершайте пять ваших молитв, поститесь в ваш месяц, выплачивайте закят с вашего имущества по своей воле, совершайте хаджж к дому вашего Господа, подчиняйтесь вашим правителям, и вы войдете в рай вашего Господа![1212]

Потом посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, спросил людей: “Что вы скажете, когда вас спросят обо мне?” – и они ответили: “Мы засвидетельствуем, что ты довел, выполнил и дал добрые наставления”[1213].

После этого пророк, да благословит его Аллах и приветствует, поднял вверх указательный палец, а затем указал им на людей и трижды воскликнул: “О Аллах, засвидетельствуй (это)!”[1214]

Человеком, который громко повторял для людей слова посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, во время его пребывания на Арафате, был Раби‘а бин Умаййа бин Халяф, да будет доволен им Аллах.[1215]

А после того как пророк, да благословит его Аллах и приветствует, закончил произносить свою проповедь, Аллах Всевышний ниспослал ему следующий аят:

“Сегодня Я довел до совершенства для вас вашу религию, и довел до конца милость Свою и одобрил для вас ислам в качестве религии”

(“Трапеза”, 3). Услышав эти слова, Умар, да будет доволен им Аллах, заплакал, а когда люди спросили его: “Что заставляет тебя плакать?” – сказал: “Поистине, после совершенства не может быть ничего, кроме ущерба!”[1216]

После завершения проповеди Билял, да будет доволен им Аллах, призвал людей на молитву /азан/, а потом объявил о ее начале /икама/, и посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, совершил с людьми полуденную молитву, а потом было объявлено о начале послеполуденной молитвы, которая также была совершена пророком, да благословит его Аллах и приветствует, не совершавшим между этими двумя молитвами никаких иных молитв. Потом посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сел верхом, подъехал к месту стояния на Арафате, остановился у скал, отпустил поводья верблюдицы, повернулся лицом к кибле и стоял так до заката, когда желтый цвет неба был уже не таким ярким, а диск солнца скрылся за горизонтом. Затем пророк, да благословит его Аллах и приветствует, посадил позади себя Усаму, да будет доволен им Аллах, и приехал в Муздалифу, где совершил закатную и вечернюю молитву после однократного возглашения азана и двукратного объявления о начале молитвы, и между двумя этими молитвами он не прославлял Аллаха. После молитвы пророк, да благословит его Аллах и приветствует, отдыхал до первых проблесков зари, потом совершил утреннюю молитву после азана и икамы, а потом сел верхом на аль-Касву и приехал в аль-Маш‘ар аль-Харам, где повернулся лицом к кибле и стал обращаться к Аллаху с мольбами, произнося слова “Аллах велик!” и “Нет бога, кроме Аллаха” до тех пор, пока совсем не рассвело.

Еще до восхода солнца посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, направился из Муздалифы в Мину, посадив позади себя аль-Фадля бин Аббаса, да будет доволен Аллах ими обоими. Добравшись до Батн Мухассар, он проехал немного вперед, а потом двинулся по средней дороге, ведущей к аль-джамрат аль-кубра[1217], подошел к нему со стороны дерева, которое тогда росло там, и бросил в него семь мелких камешков из внутренней части вади[1218], каждый раз восклицая “Аллах велик!” /Аллаху акбар!/. После этого пророк, да благословит его Аллах и приветствует, направился к месту жертвоприношений и своими руками принес в жертву шестьдесят три верблюда, а затем велел Али, да будет доволен им Аллах, принести в жертву тридцать семь остальных, так как всего он пригнал с собой сто верблюдов. Таким образом, Али, да будет доволен им Аллах, принес жертву вместе с пророком, да благословит его Аллах и приветствует, а потом пророк, да благословит его Аллах и приветствует, велел отрезать по куску мяса от каждой верблюжьей туши, положить все это в котел и сварить, и оба они поели мяса и похлебки.

После этого посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сел на свою верблюдицу и отправился к Каабе. В Мекке он совершил полуденную молитву, а потом подошел к людям из рода бану абд аль-мутталиб, поившим паломников водой из Замзама, и сказал: “Черпайте, о бану абд аль-мутталиб, и если бы люди не стали бороться с вами за право поения, я бы и сам черпал воду вместе с вами!” – а когда люди передали посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, бадью с водой, он напился из нее[1219].

В день жертвоприношения (десятый день месяца зу-ль-хиджжа), когда солнце поднялось уже высоко, пророк, да благословит его Аллах и приветствует, снова обратился к людям с проповедью, сидя верхом на серой мулице, а Али, да будет доволен им Аллах, передавал его слова стоявшим и сидевшим вокруг людям[1220]. В этой проповеди посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, повторил некоторые наставления, с которыми он обратился к людям за день до этого, и добавил к этому что-то еще. В “Сахихах” аль-Бухари и Муслима приводится хадис, в котором сообщается, что Абу Бакра, да будет доволен им Аллах, сказал:

– В день жертвоприношения пророк, да благословит его Аллах и приветствует, обратился к нам с проповедью и сказал: “Время вернулось(, приняв) тот вид, который оно имело в тот день, когда Аллах создал небеса и землю. Год (состоит из) двенадцати месяцев, четыре из которых являются запретными[1221]. Три из них – зу-ль-ка‘да, зу-ль-хиджжа и мухаррам – следуют друг за другом, а (четвертым является) раджаб мудара[1222](, занимающий свое место) между (месяцами) джумада (санийа) и ша‘баном”.

(Затем пророк, да благословит его Аллах и приветствует, спросил): “Что это за месяц?” Мы сказали: “Аллах и Его посланник знают об этом лучше”, и (после этого пророк, да благословит его Аллах и приветствует,) хранил молчание так долго, что мы подумали, что он назовет его как-нибудь иначе (, однако) он спросил: “Разве это не зу-ль-хиджжа?” Мы ответили: “Да”. (Тогда) он спросил: “А что это за город?” Мы сказали: “Аллах и Его посланник знают об этом лучше”,- и (после этого пророк, да благословит его Аллах и приветствует) хранил молчание так долго, что мы подумали, что он назовет его как-нибудь иначе, (однако) он спросил: “Разве это не (священный) город?” Мы ответили: “Да”. (Тогда) он спросил: “А что это за день?” Мы сказали: “Аллах и Его посланник знают об этом лучше”,- и (после этого пророк, да благословит его Аллах и приветствует,) хранил молчание так долго, что мы подумали, что он назовет его как-нибудь иначе (, однако) он спросил: “Разве это не день жертвоприношения?” Мы сказали: “Да”. (А после этого) он сказал: “Поистине, ваша жизнь, и ваше имущество и ваша честь являются столь же священными для вас, как и этот ваш день в этом вашем городе в этом вашем месяце, и вы обязательно встретите Господа вашего и Он спросит вас о делах ваших! Смотрите же, не становитесь после меня заблудшими, которые рубят друг другу головы! Разве не довел я до вас это?” Люди сказали: “Да!” Тогда посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: “О Аллах, засвидетельствуй (это)! Присутствующий да известит об этом отсутствующего, и может получиться так, что тот, кому передадут (мои слова), усвоит их лучше некоторых из слышавших их (собственными ушами)”.[1223]

В другой версии этого хадиса сообщается, что во время этой проповеди посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал:

– Поистине, совершающий преступление совершает его против себя же, так пусть же никто не совершает преступления против своего сына или своего отца. Поистине, шайтан уже не надеется на то, что ему будут поклоняться в этой вашей стране, однако станут ему повиноваться в таких делах, которые вы считаете незначительными, и он будет доволен этим.[1224]

Дни ташрика посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, провел в Мине, совершая необходимые обряды, обучая людей установлениям шариата, поминая Аллаха, следуя обычаям правильного пути религии Ибрахима и уничтожая все следы и остатки многобожия. В некоторые из этих дней он также обращался к людям с проповедями. Абу Дауд приводит хадис с хорошим иснадом, в котором сообщается, что Сира бинт Набхан, да будет доволен ею Аллах, сказала:

- Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, обратился к нам с проповедью в день жертвоприношения и сказал: “Разве это не средний из дней ташрика”[1225]? Проповедь посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, в этот день была подобна его проповеди в день жертвоприношения и была произнесена им после нисполания суры “Помощь”.

В тринадцатый день месяца зу-ль-хиджжа /йаум ан-нафр ас-сани/ пророк, да благословит его Аллах и приветствует, покинул Мину и остановился на склоне горы в аль-Абтахе, месте обитания племени бану кинана, где он провел остаток этого дня и ночь. Там он совершил полуденную, послеполуденную, закатную и вечерние молитвы, потом немного поспал, а потом верхом отправился к Каабе, где совершил прощальный обход, велев своим сподвижникам сделать то же самое.

Завершив совершение всех положенных обрядов, посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, поспешил вернуться в пречистую Медину, но не для того, чтобы отдыхать, а для того, чтобы возобновить борьбу и труды ради Аллаха и на пути Аллаха.[1226]

Последние походы

Высокомерие Византиии не позволяло ей признать за мусульманами право на существование, и византийцы даже убивали тех своих вассалов, которые принимали ислам, примером чего может служить Фарва бин Амр аль-Джузами, да будет доволен им Аллах, являвшийся византийским наместником Ма‘ана.

Ввиду подобных проявлений дерзости и заносчивости в месяце сафар одиннадцатого года хиджры посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, стал готовить к походу большое войско, поставив во главе его Усаму бин Зайда бин Харису, да будет доволен Аллах ими обоими, и приказав ему вести конницу к границам Балки и Дарума, расположенного в Палестине. Цель этого похода заключалась в том, чтобы устрашить Византию и вернуть уверенность сердцам арабов, которые жили в приграничных районах, и чтобы никто не считал, что произвол церкви будет оставаться безнаказанным и что обращение в ислам может повлечь за собой только гибель для тех, кто примет эту религию.

Из-за того, что Усама, да будет доволен им Аллах, как командующий был слишком молод[1227] среди людей начались разговоры, и они не спешили присоединяться к его армии. Тогда посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал:

– Неудивительно, что вы недовольны тем, что командовать будет он, ибо раньше вы были недовольны и командованием его отца, а ведь, клянусь Аллахом, он был достоин того, чтобы стать командиром, и являлся одним из любимейших для меня людей, а после него одним из тех, кого люблю я больше всех, стал его сын[1228].

После этого люди стали собираться вокруг Усамы, да будет доволен им Аллах, присоединяясь к его армии, и их было столь много, что они вышли за пределы Медины и остановились в аль-Джурфе на расстоянии одного фарсаха[1229] от города. Тревожные слухи о болезни посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, заставили их остановиться, чтобы узнать, что судил Аллаха Своему посланнику, да благословит его Аллах и приветствует, и оказалось, что Аллаху было угодно, чтобы этот поход стал первым походом во время правления Абу Бакра ас-Сиддика, да будет доволен им Аллах[1230].

КОНЧИНА ПОСЛАННИКА АЛЛАХА, да благословит его Аллах и приветствует

Предвестники прощания

После того как призыв был доведен до сведения людей полностью, а ислам занял господствующие позиции, в словах и поведении посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, появились первые признаки того, что он, да благословит его Аллах и приветствует, готовиться проститься с жизнью и с людьми, о чем можно было судить по некоторым его словам и делам.

Так, например, в рамадане десятого года хиджры посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, провел в уединении в мечети двадцать дней, тогда как раньше он всегда проводил в уединении только десять дней, и в этом году Джибрил проверял с ним Коран дважды, и во время прощального паломничества пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: “ … поистине, не знаю я, может быть, после этого года я уже никогда не встречу вас больше на этом месте!” – и когда посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, находился у джамрат аль-‘акаба, он сказал: “Совершайте свои обряды так же, как это делаю я, ибо, может быть, после этого года мне уже не придется совершить хаджж”, а в середине дней ташрика ему была ниспослана сура “Помощь”, и пророк, да благословит его Аллах и приветствует, понял, что это является указанием на его близкую кончину.

В начале месяца сафар одиннадцатого года хиджры пророк, да благословит его Аллах и приветствует, отправился к горе Ухуд и совершил молитву по погибшим воинам подобно тому, как это делает человек, прощающийся с живыми и мертвыми, а после этого посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, поднялся на минбар в мечети и сказал: “Поистине, я опережу вас и я буду свидетельствовать о вас. И, поистине, клянусь Аллахом, сейчас я будто вижу свой водоем, и, поистине, были дарованы мне ключи от сокровищниц земли (или: … ключи земли) и, поистине, клянусь Аллахом, не того я боюсь, что после моей смерти вы впадете в многобожие, а боюсь я для вас того, что станете вы соперничать из-за этого[1231] между собой!”[1232]

А однажды посреди ночи посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, вышел на аль-Баки‘[1233], обратился к Аллаху с мольбами о прощении для тех, кто был там похоронен, и сказал: “Мир вам, о лежащие в могилах! Радуйтесь тому, что вы уже умерли и не увидите того, что увидят другие, ибо приблизились смуты, подобные частям темной ночи, которые будут следовать одна за другой, и каждая последующая окажется хуже предыдущей!” И пророк, да благословит его Аллах и приветствует, порадовал их благой вестью, сказав: “Поистине, мы присоединимся к вам!”

Начало болезни

В понедельник двадцать девятого числа месяца сафар одиннадцатого года хиджры посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, присутствовал на похоронах на кладбище аль-Баки‘, а на обратном пути у него разболелась голова и поднялась температура, и это было заметно, хотя на его голове была повязка.

Несмотря на болезнь, пророк, да благословит его Аллах и приветствует, совершал молитвы с людьми в течение одиннадцати дней, всего же он проболел тринадцать или четырнадцать дней.

Последняя неделя

Через некоторое время состояние посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, ухудшилось, и он стал спрашивать своих жен: “Где я буду завтра? Где я буду завтра?” Они поняли, чего он хочет, и позволили ему оставаться там, где он пожелает, после чего он перешел к Аише, да будет доволен ею Аллах, поддерживаемый с двух сторон аль-Фадлем бин Аббасом и Али бин Абу Талибом, да будет доволен Аллах ими обоими. Голова посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, была обвязана повязкой, и он с трудом отрывал ноги от земли по пути к ее комнате, где ему предстояло провести последнюю неделю своей жизни.

Все это время Аиша, да будет доволен ею Аллах, читала две последние суры Корана (аль-му‘аввизатани) и часто обращалась к Аллаху с мольбами, которым она научилась от посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и она дула на пророка, да благословит его Аллах и приветствует, и проводила руками по его телу, надеясь на получение благословения.

За пять дней до кончины

В среду, за пять дней до кончины, температура тела пророка, да благословит его Аллах и приветствует, снова повысилась, а когда он стал испытывать сильные боли и терять сознание, то сказал: “Вылейте на меня семь бурдюков воды, взятой из различных колодцев, чтобы я смог выйти к людям и поговорить с ними”, после чего его усадили в чан и поливали водой, пока он не стал говорить: “Довольно, довольно!”

После этого пророк, да благословит его Аллах и приветствует, почувствовал некоторое облегчение. Он вошел в мечеть с перевязанной головой, сел на минбаре и обратился с проповедью к собравшимся вокруг него людям, сказав: “Проклятие Аллаха лежит на тех иудеях и христианах, избравших могилы своих пророков местами для поклонения!”[1234] В другой версии этого хадиса сообщается, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: “Да поразит Аллах иудеев и христиан, избравших могилы своих пророков местами для поклонения!”[1235] И пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал также: “Не превращайте мою могилу в идола для поклонения!”[1236]

И посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал, что каждый имеет возможность воздать ему равным, сказав: “Тому, кого я бил по спине, я подставлю свою спину, и пусть он сделает то же самое, и тому, чью честь я задел, я предоставляю возможность сделать со мной то же самое”.

После этого он спустился вниз и совершил полуденную молитву, а потом вернулся обратно на минбар, сел и продолжил начатую им проповедь, в которой говорил о ненависти и прочих вещах. Один человек сказал: “Ты задолжал мне три дирхема”. Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, велел: “Отдай ему деньги, о Фадль”, а потом стал давать людям наставления относительно ансаров, сказав: “Я наказываю вам хорошо относиться к ансарам, ибо, поистине, нет для меня никого ближе их. Они уже выполнили свой долг, и осталось лишь то, на что они имеют право, так принимайте же их благие дела и прощайте дурные”. В другой версии этого хадиса сообщается, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: “Поистине, количество (прочих) людей будет увеличиваться, а количество ансаров будет уменьшаться, и в конце концов уподобятся они соли в пище. Пусть же тот из вас, кому будет принадлежать власть и кто получит возможность причинять вред или приносить пользу (другим), принимает их благие дела и прощает дурные”.[1237]

Потом пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: “Поистине, Аллах предоставил (Своему) рабу возможность выбора между любыми благами мира этого и тем, что есть у Него, и (этот раб) выбрал то, что есть у Аллаха”.

Абу Са‘ид аль-Худри, да будет доволен им Аллах, сказал:

– (Услышав эти слова,) Абу Бакр заплакал и сказал: “Да станут наши отцы и матери выкупом за тебя!” Мы удивились этому, и люди сказали: “Посмотрите на этого старца: посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сообщает, что Аллах предоставил (Своему) рабу возможность выбора между любыми благами мира этого и тем, что есть у Него, а он говорит: “Да станут наши отцы и матери выкупом за тебя!” ”(Однако дело было в том, что) рабом этим являлся (не кто иной как) сам посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует, а Абу Бакр был самым знающим из нас[1238].[1239]

А потом посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: “Поистине, из всех людей наибольшее количество благодеяний оказал мне Абу Бакр, который дружил со мной и не жалел для меня своего имущества, и если бы мне пришлось выбирать ближайшего друга[1240] из числа (членов) моей общины, я непременно выбрал бы Абу Бакра, однако (достойнее этого) братство и любовь в исламе! Так пусть же не останется в мечети незапертых дверей, кроме двери Абу Бакра[1241]!”[1242]


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная